В современных системах винчун используются два принципиально различных методологических подхода – «пестование» (养身) и «тренировка» (练习).

«Пестование» – это создание наиболее благоприятных условий для роста и развития организма, его целью является долголетие, а методы – сохранение максимальной естественности, следование изменениям природных ритмов, избегание изнуряющих состояний и праздности. «Тренировка» – это повышение уровня своих функциональных возможностей за счет соблюдения постоянства в наращивании нагрузки, соблюдение режима сна-питания-работы, методичности в овладении сложных навыков с помощью разделения их на элементы. В некотором смысле, «пестование» — это метод поощрения, а «тренировка» — метод ограничения.

В течении всей своей жизни, мы неосознанно используем оба этих подхода. Например, способности ограничивать свои естественные позывы по времени, мы научаемся ещё в детстве. Это умение может быть расширено и на другие процессы: сон, терморегуляция, переносимость боли, замедление или ускорение обмена веществ, и даже осознавание собственного мышления.

Умение принимать ограничения очень важно при обучении каким-либо новым навыкам. Для того, чтобы научиться новому, сложные действия нужно разбить на отдельные части, освоить их по отдельности, а потом соединить в одно. Правда иногда соединить не получается.

Способность избегать травмирующего воздействия обстоятельств (погоды, текущего самочувствия, степени угрозы здоровью) с помощью «отсроченного вознаграждения», также присутствует в нашем поведении по умолчанию. Всем знакомо чувство эйфории, которая возникает во время отдыха после тяжелой работы, или если съесть что-то сладкое после периода длительного голодания. На этом построены метод дрессировки с помощью «положительного подкрепления», религиозные системы ретритов и постов, закаливание организма холодом, и даже постоянные занятия утренней гимнастикой.

В современных системах винчун существует некоторый перекос, либо в сторону повышенной функциональности (в ущерб здоровью), либо в «оздоровление» (с потерей практического смысла). «Спорт» и «физкультура» в одинаковой степени требуют полного погружения в процесс, поэтому часто противопоставляются друг другу.

Между тем, в традиционном винчуне никакого противопоставления никогда не было. Молодежь делала акцент на практическое применение (почти без потери здоровья и с минимумом травм), а люди в возрасте в большей степени занимались поддержанием здоровья и тем, что сейчас принято называть «философией» (не теряя при этом «боевых» навыков). Каким же образом им удавалось это сочетать?

Их тренировки были намного хаотичней и бессистемней, чем современные. С позиций современной методологии это выглядит безумно, или, как минимум, неэффективно. Но это не так. Современная схема «база-формы-применение-спарринг» фактически заставляет обучаться одному и тому же два раза. Сначала приходится научиться выполнять движения, затем с помощью этих движений получить индивидуальный опыт. Это как учить иностранный язык по университетской схеме: сначала пять лет в институте, а потом ещё пять лет в языковой среде. Фактически, переучиваясь заново.

Традиционный подход построен по схеме «парная наработка+наработка на снарядах-спарринг».

Выглядящие хаотично тренировки, когда у обучающихся несистемно меняются выполняемые задачи, приводят к тому, что они вынуждены фокусироваться на том что есть – на своем текущем состоянии. Таким образом, внимание от следования определенным траекториям, переходит на воспроизведение определенных ощущений. Происходит не зашлифовывание траекторий (с переходом на автоматические действия), а тренировка навыков взаимодействия (т.н. «усилий»). Именно это позволяет тренировать практические навыки в своем воображении, без выполнения собственно движений, т.с. методом «холощения» (т.е. идеомоторно). Это позволяет активно улучшать навыки даже в довольно почтенном возрасте.

Кроме того, есть ещё одно неоспоримое преимущество переноса фокуса внимания с движений на ощущения. Дело в том, что движения невозможно скоординировать. От слова совсем. Да, при определенных условиях координация будет сохраняться, но стоит внешним раздражителям немного поменяться, — и автоматизм движений «рассыпается». Скоординировать же ощущения довольно просто, для этого достаточно просто воспроизводить их одновременно. Например, движения разгибания ноги и руки во время удара, с определенной вероятностью может быть выполнены синхронно. Но, когда появляется ещё одна составляющая – голова противника, в которую нужно попасть, рука очень часто слегка опережает ногу. Если же фокусироваться на ощущении «отскока» бьющей руки от мишени с одновременным жестким «опиранием» на опорную ногу, оба этих действия воспринимаются как единое ощущение, и могут быть легко воспроизводимы. Когда говорят, что «удар поставлен», это означает, что у человека есть это самое единое ощущение прихода силы всего тела через кулак в массу головы, а не просто умение бросив руку попасть в цель.

Таким образом, видимая хаотичность и бессистемность парных наработок, на самом деле – это постоянное возвращение к одним и тем же общим усилиям-ощущениям, воспроизводимым в различных ситуациях. Когда эти ощущения «кристализировались», их можно практиковать на различных снарядах, что дает возможность увеличить их силу, не отвлекаясь на необходимость сдерживать себя из-за возможности травмировать партнера.

Если тренироваться по методу «от формы к применению», то есть очень большой шанс запустить себя по «длинному пути», попутно потеряв здоровье, и всё равно прийти в конце ко всему вышеописанному. Как это было со мной, например.