Среди китайцев, практикующих традиционное боевое искусство, существует выражение «учился у стрика». Оно используется для характеристики людей, которые в детско-юношеском возрасте занимались у пожилого человека, который, в силу старческой немощи, был неспособен передать полную версию своего умения и ограничивался только самым начальным уровнем или его упрощенным вариантом. На самом деле, многие мастера Китая и Вьетнама – типичные «ученики старика». Они брали столько – сколько могли унести. В этом нет никакой проблемы. Она возникает тогда, когда эти «собранные по упрощенной схеме» люди начинают обучать других, будучи уверенными, что именно их версия стиля – самая полная и правильная. Их можно понять. Весь их практический опыт говорит о том, что их личный навык имеет успех. Это происходит потому, что люди, их окружающие, оценивают их уровень субъективно, сравнивая с собственным (чаще всего – крайне низким).

Винчун в этом смысле – не исключение. Это стиль, который на протяжении своего существования, неоднократно попадал в руки «недоучек», имевших склонность подменять системные «пробелы в образовании» своим личным опытом. Также винчун успешно «разбавлялся» другими системами боя (от «южного богомола» и «кулака семьи Хун» до современных эскрима и BJJ), перенимая не только их манеру боя (статичное «укоренение», «длинный мост», замкнутые последовательности приемов – т.н. «drills» и т.п.), но и не свойственную винчун «теорию». В современном мире БИ винчун известен именно благодаря своей «боевой геометрии»: «материнской и центральной линиями», «внешними и внутренними воротами» и «четырьмя углами». Желание объяснить сложные вещи просто, притянув за уши элементарную механику, не характерно только лишь для винчун. Можно вспомнить первые учебники по дзюдо Дзигаро Кано или нашего «Сказочникова». Но в отношении винчун, это «теоретизирование» привело к длительным и системным искажениям.

В современной «теории винчун» потенциальный противник рассматривается таким, каким выглядит сам винчунист при исполнении «малой идеи» — стоящим с прямой спиной, ориентированный строго фронтально и атакующим прямо перед собой разгибанием рук (удерживая «материнскую ось» и сохраняя «центральную линию»). Такая позиция подходит исключительно для «знакомства» с базовыми усилиями винчун, которое происходит во время парных упражнений «лицом к лицу», но совершенно бессмысленна в реальном бою. Как на ближней (где важно зайти за спину), так и на дальней дистанции (на которой необходимо свободно двигаться в любом направлении). Даже само по себе положение со «сдвоенным весом» полностью перечеркивает какую-либо возможность быстрого перемещения. Но именно это положение выбрано теоретиками винчун как эталон правильности и эффективности. По нему вымеряются все остальные элементы теории – «неподвижный локоть», «удержание правильного угла», «треугольная структура» и т.п. Для реального боя (т.е. драки с любым бойцом, который незнаком с «теорией» винчун) эта херомантия не имеет никакого практического значения. Более того. Среди самих «винчунистов» давно известно, что при таком стиле боя «на встречных курсах», всегда побеждает не самый «угло-заточенный», а более тяжелый и физически развитый. Именно поэтому возникла необходимость дополнять винчун борьбой – у борца его «центральная линия» очень близка к горизонтали, что делает абсолютно бесполезными все попытки «винчунистов» хоть как-то её «проконтролировать».

Что же не так с этой «самой центральной линией»? Да всё очень просто – её вообще не существует. Есть наиболее уязвимые области тела – глаза, горло и пах – доступ к которым спереди намного удобнее. Собственно говоря, при ударах в эти места нет никакого особого преимущества перед, например, ударом в диафрагму или голову. Мозг – это вообще основная «кнопка» человеческого тела, он имеет свойство в любой непонятной ситуации сразу ложиться спать. Но при атаке в области глаз-горла-паха даже легкое воздействие будет иметь немедленный результат в виде попытки их защитить. Это лучшие цели для перехвата инициативы в ситуации внезапного нападения. Но в то же время – это не лучшие цели для удара. Намного эффективнее в эти места давить (выдавливая глаза, сдавливая мошонку или трахею). Куда же надо ориентировать свои удары в критической ситуации? Стрелки уже давно ответили на этот вопрос. Целиться надо в центр массы. При стрельбе из оружия – это не защищенный бронежилетом таз противника. В ударном рукопашном бою – в то место, которое двигается навстречу вашей бьющей конечности. При наклоне противника вперед – это голова, при его шаге вперед – диафрагма, если он статичен – опорная стопа, если он бьет рукой – удар в массу его предплечья. Весь смысл «слушания» в винчун – это поиск этого «центра массы» в каждый конкретный момент времени. По сравнению с этим умением, «поиск центральной линии» – просто детский лепет. «Слушать» — значит понимать:

  • какая из двух рук наполнена;
  • в какую сторону движется голова противника (на- или от удара);
  • в какую сторону движется таз противника;
  • какая его нога опорная

«Слушание» — намного более сложный навык, чем умение махать кулаками перед собой. Но и результат от овладения им дает эффект, способный уравнять шансы в бою с более физически мощным противником, а в случае столкновения с равным по силе и умению — обеспечить подавляющее преимущество. В этом и есть смысл понятия «гунфу».